вторник, 20 июня 2017 г.

Мотивы Всемирного потопа в Волотовском предании (окрестности города Гомель, Беларусь)

Мотивы Всемирного потопа, на наш взгляд, отображены в следующем предании, записанном летом 1997 года в деревне Волотова студентами филологического факультета Гомельского госуниверситета имени Ф. Ско­рины Н. Данилкович, О. Роговцовой и Т. Сарвиловой во время диалектологической практики со слов местной жительницы Веры Константиновны Громыко, 1915 года рождения.
На месте Волотовы был когда-то остров, и жил здесь богатый человек, у которого был сын. Стоял однажды этот человек на острове, а сын плыл в лодке. Тут началась сильная буря, лодка перевернулась, и находившийся в ней человек стал тонуть. Отец упал на колени и стал умолять Господа спасти сына. Не успел он закончить молитву, как сына живого выбросило волной на сушу. Восславляя Господа, отец построил на острове церковь во имя Святого Николая Чудотворца.
Мы ранее анализировали это предание и подробно описывали его архетипы (первообразы) – остров, вода, лодка, буря, волна, отец и сын в аспекте религиозно-мифологического восприятия действительности (см.: Рогалев А. Ф. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах. – Гомель: Барк, 2006. – С. 25–26).
Добавим к уже сообщённой информации новое, историко-эзотерическое прочтение сюжета и обратим внимание читателей на очевидные параллели между волотовским преданием и темой атлантов и Атлантиды:
1) остров на месте Волотовы – остров Посейдонис как последний оплот атлантов, погрузившийся на дно океана примерно 12 000 лет назад;
2) буря, перевёрнутая лодка и тонущий человек – природные катаклизмы, поочёредно уничтожавшие территории атлантов (как указывается в работах Е. П. Блаватской, Атлантида пережила четыре крупных катастрофы);
3) мотив воды – Всемирный потоп;
4) лодка среди бушующей водной стихии – Ноев ковчег;
5) спасшийся человек по милости Божьей – выжившие атланты по воле Высших Сил;
6) отец и сын – старая и новая человеческие цивилизации (расы);
7) возведение храма во славу Господа – необходимая духовная опора для нового поколения человечества;
8) храм на острове – реальный культовый центр на месте Волотовы в далёком прошлом;
9) остров как модификация «мировой горы» и храм, символизирующий центр мироздания особая значимость «места волотов» (Волотовы) для всех ближайших окрестностей;
10) церковь во имя Святого Николая Чудотворца предшествовавшее капище бога Волоса (Велеса), Волота (Велета).
Фрагмент из книги: © А. Ф. Рогалев. Скрытый смысл географических названий, легенд и преданий (на материале Беларуси). – Гомель: Барк, 2012. – С. 58–59. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.

воскресенье, 11 июня 2017 г.

Краски апреля и мая 2017 года. Город Гомель / Фотоэтюды Владислава Рогалева.

Абрикос на рассвете. Фотография В. А. Рогалева.

Майский цвет. Фотография В. А. Рогалева.

Апрельские реалии. Фотография В. А. Рогалева.

Вербные котики. Фотография В. А. Рогалева.

Майские краски. Фотография В. А. Рогалева.

Цветёт верба. Фотография В. А. Рогалева.

После дождя. Фотография В. А. Рогалева.

Вечерние тона. Фотография В. А. Рогалева.

Гомельские фонтаны. Фотография В. А. Рогалева.

Игра солнца на воде. Фотография В. А. Рогалева.

Весенняя река Сож. Фотография В. А. Рогалева.

Лебеди на парковой речке Гомиюк. Фотография В. А. Рогалева.

Нарциссы в лунную ночь. Фотография В. А. Рогалева.

Ночная съёмка тюльпанов. Фотография В. А. Рогалева.

Первоцветы в лесу. Фотография В. А. Рогалева.

В центральном гомельском парке в майские дни. Фотография В. А. Рогалева.

понедельник, 22 мая 2017 г.

Атрибутика и мотивы свадебного обряда в Гомеле в позднее древнерусское время

Расплетение невесте косы.
Из обрядов нового времени, восходящих к глубокой древности.
В XIII–XIV веках жители Гомеля соблюдали свадебный обряд, содержание и форму которого определяло прежнее мифологическое представление радимичей и их предшественников об умирании и возрождении (т. е. перевоплощении) молодых в качестве супругов.
В связи с этим в самом свадебном обряде переплетались слёзы и радость, грусть и смех. Поведение невесты во время сватания и некоторые свадебные атрибуты соответствовали «умиранию». До просватания невеста находилась за занавескою и плакала. Свадебное платье и саван шились из белой ткани. Большой платок, который принято было дарить невесте в день свадьбы, в некоторых местностях носил название гомылька, соотносимое со словом могила.
Специальный свадебный хлеб (пирог) имел выпуклую, округлую форму и напоминал могильный холм. В чешском языке этот пирог так и назывался – homola, что значит «холм, могила». В индоевропейских языках прослеживается соотнесённость значений «невеста» – «смерть» – «могила» – «хлеб».
Невесте требовалось пройти ритуальное мытье в бане, что соответствовало мифологической значимости воды и омовения в целом, знаменовавшего перевоплощение.
Баня как место омовения как бы балансировала на грани между этим и тем (потусторонним) миром. Расплетение косы перед баней, а затем покрытие платком (гомылькой) как раз и означали ритуальное «умирание» одной сущности и «рождение» новой.
© Фрагмент из книги: А. Ф. Рогалев. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лица. – Гомель: Барк, 2006. – С. 34. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.